— Я большой фанат культуры в городе. Все мои друзья и знакомые уехали кто в Петербург, кто в Москву и пытаются перетащить меня. Все они в один голос говорят, что в Липецке нет культуры, что здесь нечего делать. А я принципиально никуда не уезжаю. Потому что если и я уеду, то хороших коллективов в городе станет ещё меньше, — говорит мне Сергей Бессонов, вокалист группы Strawberry Fields. И в этот момент я понимаю, что только на таких людях и держится культура в провинции.

Strawberry Fields — это липецкая кавер-группа, которая уже четыре года ломает стандартные представления о танцевально-развлекательной культуре в Липецке. Не так давно, 30 мая, они отметили свой день рождения в «Евразии», который, кстати, совпадает с днём рождения Сергея. Всего же в нынешнем составе группы помимо вокалиста ещё четыре человека: Макс Сумбаев (саксофон, вокал), Алексей Сырорыбов (бас), Арт Сумбаев (барабаны, вокал) и вокалистка Юля Горюнова, которая присоединяется к ребятам время от времени.

— Я начал играть на гитаре на первом курсе института в 2005 году, потом потихоньку начал и петь, — рассказывает Сергей о том, как всё начиналось. — С нашим нынешним бас-гитаристом мы сошлись тогда на общих музыкальных вкусах: слушали Metallica, Cradle of Filth, Dimmu Borgir. Потом всё это потихоньку вылилось в просто музицирование, а потом появился коллектив.

— Ваше название заимствовано из одноимённой песни Beatles. Кто твой самый любимый участник ливерпульской четвёрки?

— Нет такого! Все красавцы, всех люблю! Вообще, мой самый любимый фильм «Across The Universe». Я какое-то время просто жил этим фильмом. И одной из самых любимых песен из этого фильма была «Strawberry Fields». В название группы она превратилась спонтанно. Мы долгое время играли безымянными. Но для афиши какой-то вечеринки от нас потребовали название. И я сказал первое, что в голову пришло. Отбросил только «forever».

— Вы позиционируете себя как кавер-группа. Есть ли у вас свои песни?

— Свои песни есть, но они находятся в зачаточном состоянии. Мы их пока не разбирали, не репетировали. Просто потому, что требуется много времени, чтобы их по-человечески сделать, а этого времени сейчас нет. Пока я пишу диссертацию и как только её закончу, начну заниматься музыкой в полную силу.

— Что интереснее играть, своё или чужое?

— Мы и чужие вещи делаем по-своему. Есть песни, которые вообще тяжело повторить в их оригинальных аранжировках, и поэтому мы придумываем свои. Поэтому это тоже творчество. Конечно, это проще, чем написать и сделать свою песню от начала до конца. Хотя со своими песнями было бы работать интереснее, но на это пока нет времени.

— Каким критериям должна соответствовать песня, чтобы вы взяли её в свой репертуар?

— Песня должна быть стопроцентно известна всем. Есть, конечно, исключения, когда мы играем непопулярные песни исключительно потому, что нам они нравятся, но их мало. Кстати, такие вещи мы играли на Дне рождения Пушкина. Мы любим группу «Браво», взяли из фильма «Стиляги» несколько композиций. Любим современный рок вроде Coldplay, Muse. Хотя это чисто наши предпочтения, которые широкая публика не очень ценит.

— Почему же? На Дне рождения Пушкина слушатели очень оценили Muse!

— Удивительно! На Пушкине вообще люди колбасились под песни, на которых обычно зрители стоят в сторонке и ждут, когда же это закончится. Так часто бывает с различными околороковыми вещами, под которые не любят танцевать.

Фотография 1 из 10.
Для просмотра галереи нажмите на фото.

— Какие самые странные композиции вам приходилось играть?

— Мы как-то выступали у ребят на вечеринке в честь свадьбы, которую они оформили в стиле «Мёртвая невеста». Создалась такая мрачная атмосфера, и нам было очень интересно вписаться в формат. Это из приятных. А из неприятных — порой приходится играть «Руки вверх». В такие моменты хочется уйти и лечь где-нибудь спать, чтобы не видеть происходящего.

— У вас есть музыкальные принципы? Что-то, что вы никогда не будете играть?

— Да, мы не играем «Мурку», если нас кто-то просит. Ещё мы не играем шансон. Нас много раз просили сделать дискотеку 80-х, Антонова. Но нам это неинтересно, мы на это не пойдём.

— Как ты думаешь, почему многие люди обычно развлекаются под некачественную музыку? И как можно повлиять на развитие музыкальной культуры в Липецке?

— На самом деле, я думаю, что в Липецке много всего происходит. Когда мы только начинали четыре года назад, было всего один или два подобных коллектива. Сейчас же очень много музыкальных групп, которые играют каверы и развлекательную музыку. Мне кажется, что за эти годы музыкальная культура очень выросла. Со временем и люди околомузыкальные станут культурнее, и это будет только распространяться и расти, расходиться кольцами по городу.

Мне кажется, проблема музыкального бескультурья в первую очередь в недостатке популяризации хорошей музыки. Люди просто не понимают, что это такое. Они привыкли веселиться под некачественные треки. Поэтому надо им показывать, что есть ещё живая музыка и что это тоже способ развлечения, тоже интересный.

Есть ещё специальные конкурсы. Они тоже популяризируют занятия музыкой. Недавно я был в жюри на конкурсе «Талант 48», который проходил в «Мегаполисе».

— Какие у тебя впечатления от конкурса? Есть ли в Липецке таланты?

— У нас очень талантливые люди. Не хватает мероприятий, на которых эти люди могли бы встретиться и наладить контакт. А самим людям не хватает решимости. Часто они инертны, ждут, когда им что-то предложат, куда-то позовут. А коллективов, которые объединяют вокруг себя творческих людей, единицы.

У нас многие не занимаются музыкой, потому что не видят перспективы. А не ходят на концерты, потому что имеют неправильное представление о том, как это должно быть. Многие, приходя на живые выступления, ожидают студийного звука, что будет всё как на записи. А такого не бывает. И возникает противоречие, которое отталкивает людей.

Вторая причина отсутствия перспектив в том, что у нас нет мест, готовых для проведения концертов. Единственное более-менее подходящее место — это «Мегаполис», где есть оборудование и условия. Но у них своя политика, и они обычно избегают живых концертов, делая ставки на дискотеки.

— А почему, на твой взгляд, нет концертных площадок?

— Не видят перспектив, неприбыльно. Мне очень нравился проект «Облака», но и они не выдержали, потому что сложно это всё поддерживать и материально невыгодно.

— Невыгодно, потому что люди не ходят на концерты?

— И это, и различные законодательные препятствия, получение лицензий. Вообще, у нас город парадоксов. К нам приезжали интереснейшие, невероятные коллективы, а на них приходило по семь человек! Это просто удивительно! Многие, конечно, просто не знали об этих концертах. Тут вопрос ещё в том, что необходимо делать рекламу соответствующую, а не просто объявления «ВКонтакте». А одна и та же группа людей, которая знает о заведении, не будет туда постоянно ходить на все мероприятия подряд. Надо покрывать более широкую аудиторию. Один из главных тормозящих факторов здесь в том, что информационной поддержки культурной деятельности не оказывается практически никакой.

— Как ты думаешь, как можно повлиять на ситуацию?

— Главный стопор развития культуры в Липецке — это ментальность, сознание липчан. Изменить сознание людей можно только примером. Но надо помнить, что поднятие культуры в городе — это очень долгий процесс. Это не может сразу произойти по щелчку. При этом надо не хвастаться, не разводить лишний пафос, а именно привлекать людей, показывать, что это может приносить удовольствие и что это интересно. Только так можно заинтересовать. А если задирать слишком нос, то наоборот все разбегутся.