В прошедшее воскресенье в рамках тура, посвящённого 15-летию группы, в проекте «Облака» с акустическим концертом выступила «7 раса». Летом липчане могли видеть группу на фестивале «Стереолес», где она устроила настоящий отрыв. В «Облаках» всё было совсем по-другому. Тёплая атмосфера, улыбчивая публика, никаких жёстких рифов, только тепло и свет от музыки. Начал концерт Александр Растич один, спев несколько песен под гитару. Потом подтянулись остальные музыканты. Пели всё — от старых забытых песен до совсем новых произведений. А зрители молодели с каждым аккордом, с каждой нотой. Есть концерты, после которых хочется громить и разрушать, а есть такие, после которых хочется жить и творить добро. После финальной песни на бис («Луч солнца золотого» из всем известного мультфильма) все разошлись с ощущением, что вот там, за углом с ними обязательно случится что-то хорошее. А мы, между тем, отправились в гримёрку разговаривать с вокалистом и автором песен Александром Растичем. Там, в закутке, на стареньком диване курил уже немолодой человек с фенечками на руках и светлым лицом.

Фотография 1 из 5.
Для просмотра галереи нажмите на фото.

— «7 раса» отмечает своё пятнадцатилетие. Что изменилось в вашей музыке за эти годы?

— Появилась уверенность, профессионализм. Так или иначе, на каждом концерте набираешься опыта, ещё лучше осваиваешь инструмент и голос.

— Не ушёл ли за эти годы былой драйв? Ведь некоторые песни тебе приходится исполнять уже много лет.

— Концерт — это всегда энергообмен: исполняешь песни, получаешь назад энергию из зала, заряжаешься этим. Я до сих пор получаю от этого энергообмена удовольствие. Поэтому особо ничего не изменилось за эти годы. Кроме того, наши песни до сих пор для меня актуальны, мне за них не стыдно. Я понимаю, что я исполняю песни для молодых людей и знаю, что они для них значат. Я ведь сам был таким же, как они.

— Летом вы выступали на фестивале «Стереолес». Сегодня же получился довольно камерный акустический концерт. Где тебе больше нравится играть: на открытых больших площадках или в маленьких клубах?

— Это, конечно, абсолютно разные концерты. На больших площадках, где мы играем в электричестве, немного другой энергообмен — более мощный, местами агрессивный. Сегодня же всё было более интимно и тепло. На акустических концертах я отдыхаю, а на электрических мне приходится больше выкладываться. Мне нравится и то, и то. Это интересный экспириенс.

— Читателям «кУльтурного сайтика» будет интересно узнать, какие писатели, поэты, режиссёры повлияли на твоё творчество?

— Это, безусловно, наша русская классика: Набоков, Булгаков, Бунин, Достоевский. Из современников мне нравятся Пелевин, Прилепин. Случайно открыл для себя такого писателя, как Андрей Соломатов. На меня произвела большое впечатление его книга «Синдром Кандинского». Что касается режиссёров, это Джим Джармуш, Дэвид Линч, Андерсен. Я смотрю много фильмов, но часто не запоминаю режиссёров. Мне нравится всё, что несёт в себе мистицизм и затрагивает нестандартные темы.

— Какая публика на вас ходит? Ведь за 15 лет уже успело смениться поколение.

— Это до сих пор молодая публика, в основном студенты. Но у песен «7 расы» существует определённый интеллектуальный ценз. Людям, которые не интересуются ни литературой, ни кино, скорее всего, будет неинтересно нас слушать. Им надо что-то попроще. Наша аудитория — думающие молодые люди. И я очень рад, что она постоянно пополняется новыми юношами и девушками, которые 15 лет назад были ещё маленькими детьми.

— В твоих песнях постоянно фигурируют темы детства, молодости. В тебе самом сохранился ребёнок?

— Конечно! Вот и вы сразу стали обращаться ко мне на «ты», а значит, воспринимаете меня как сверстника. Со стороны виднее!

15 лет — большой срок. За 15 лет люди взрослеют, стареют, становятся прагматиками и циниками. Но вот удивительная вещь: на концерте «7 расы» чувствуешь себя, как минимум, лет на 5 моложе. Вдруг вспоминаешь, что где-то там, внутри тебя всё ещё сидит маленький ребёнок. И кем бы ты ни был, чем бы ты ни занимался, сколько бы плохого с тобой ни случалось — этот ребёнок, восторженный и немножко напуганный, верящий в чудеса — он всегда в тебе был. И есть.

«Пусть меня несёт туда корабль бумажный!
Мне в наивный детский мир так возвращаться важно!
Я готов, как раньше, в кровь сбивать колени,
Только бы вернуться домой.»

Спасибо за помощь в проведении интервью Илье Клюеву.