Проект «Бумажное» представили в подвале Липецкого музея народного и декоративно-прикладного искусства пятикурсники худграфа ЛГПУ Павел Зуданов и Маргарита Маслова. Направляясь в музей, ещё к тому же опаздывая, я представить себе не могла, куда меня заведёт: добродушная женщина на входе направляет — вниз, облупленные стены и полумрак лестницы, и потом — небольшое помещение, завешенное ватманами, которые щедро залиты краской. Липецкий андерграунд. В первую очередь шокирует именно это сочетание: Липецк и подвал в стиле питерских подъездов, превращённых в музеи современного искусства.

— Для Липецка это ново, но для всего мира это нормальное искусство, — отмечает Павел Зуданов.

Шумные, весёлые люди передвигаются из одного конца комнаты в другой, в своих зимних, печального цвета одеждах, гармонично вписываются в пространство. Что поделаешь: «Февраль. Достать чернил…» и рисовать. Павел и Маргарита проект делали недолго, писали работы именно под пространство подвала.

— Мы делали не выставку, мы делали пространство. У нас даже у работ нет названий, потому что это не важно. Мы хотели показать воздух через бумагу, — поясняет мне Маргарита Маслова.

Ощущение от этого всего складывается неоднозначное. От первого «что это?» до следующего осмысления и желания тоже взять краски и вот так, и ещё во-о-от так их на стены, побольше, пожирнее, посильнее. Экспрессия. Воля впечатления, мимолётного порыва.

Duis autem vel eum
Canon EOS 1000D (ape f/4.5 : exp 1/50) 2013:02:18 11:30:11


Сергей Анатольевич Бугровский,
член Профессионально союза художников Москвы:

— Я ощущаю этот проект как хорошо артикулируемое художественное пространство. Тут дело не ограничивается мимолётностью впечатления и передачей воздуха посредством бумаги. Проект видится достаточно многомерным высказыванием. Помимо весьма состоятельной цветопластики, цветоритмики, органичной и уверенной пространственной организации всех элементов (включая элементы самого вполне себе комфортно полуразрушенного подвала) в работу эстетическую, здесь явно прослеживается наличие высказывания, достаточно внятно артикулированного, в области метафизического духовного личного опыта. И это высказывание тем и хорошо, что оно не то что не содержит «литературы», а вообще не поддаётся ни при каких условиях вербализации. Вероятно, последнее — наиболее важная составляющая! Есть также ощущение хорошего и уверенного знакомства авторов со стилистическим разнообразием искусства ХХ века (исходя из самих работ) и вполне определённых симпатий и предпочтений в этом многообразии.

— Это ценно само по себе? Если взять отдельный рисунок, отдельную работу, она заработает в пространстве и времени, она важна, или здесь интересен только общий фон, общее высказываение?

— Это хороший вопрос, я об этом думал. В хорошем проекте так и должно быть — общее ценно. Для себя я нашёл несколько работ, которые мне нравятся сами по себе.


Николай Федорович Углов, член союза художников России:

— Человек должен открыть себя сам, не в толпе. Толпа — это не художник. Я бы пожалел время, которое потратили на эти работы.


Андрей Рюрикович Ломоносов, искусствовед:

— Я думаю, что подобного рода проекты, которые не вписываются в определённые границы, очень важны, потому что дают ощущение движения воздуха, движения пространства в мире тех эстетических переживаний, которые не называют «большим» или «высоким искусством». Это часть череды, цепочки ощущений, мы не видим начала, не видим их конца, их природа скрыта от нас. И это часто вызывает ощущение непонимания, проект представляет собой нечто иное, непохожее на то, что мы привыкли видеть. Но на самом деле разграничение на «большое» и «не большое» искусство — это довольно условно, хочу вам напомнить Иосифа Бродского:

…при всем своем сиротстве,
поэзия основана на сходстве
бегущих вдаль однообразных дней…

Ощущение свободы от проекта напоминает даосскую мысль о том, что наполнить можно только пустой кувшин.

— Нова ли идея проекта?

— Идея существует давно, но для Липецка это нехарактерно, потому что Липецк сам по себе очень консервативный город, и здесь важна провокативность.


Надо сказать, что нечто подобное было уже год назад в нашем городе, когда студенты представили публике проект "Белое". Там тоже участвовали Павел Зуданов и Маргарита Маслова вместе с другими молодыми художниками. Тогда это был первый опыт самостоятельной выставки. Но теперь нам представлено нечто иное.

— Человек, который сюда пришёл — что он должен получить? Почувствовать? Осознать? — допытываюсь я у художников.

— Здесь вообще отдельное пространство с отдельным воздухом, который мы попытались создать, — говорит Павел.

— Здесь подразумевается диалог зрителя и пространства, — продолжает Маргарита, — кто-то воспринимает, кто-то не понимает. Но, в любом случае, возникает ответная реакция. Если человек пришёл, то он уже вступает в диалог.