Уфимская группа «Год Змеи» (они же «Гады») впервые посетила Воронеж. Клуб «Колизей» взрывался от драйвового «Рок-н-ролла» и трещал по швам от напора поклонников группы! То ли в Липецке концерты потухлее, то ли просто воронежцы более отрывные ребята — в какой-то момент всё переросло в фееричную вакханалию: люди ломанулись на сцену и народ тусил вплотную с музыкантами.

Сами «Гады» открытые и весёлые ребята. «Что нас просят, то мы и играем на концертах, потому что мы разгильдяи!» — говорит со сцены лидер группы Алексей Марковников. Может быть и разгильдяи, но свои! Полное отсутствие дистанции между играющим и слушающим — это одна из фишек «Года змеи».

— В один момент я понял: мы никогда не будем рок звёздами, — говорит Алексей.— Но вот сидят в зале сто человек, и лучше быть с ними, чем отыграть перед стадионом и сказать: «Пошли в жопу! До свиданья!». Для нас музыка — это другое! После концерта многие подходили и говорили, что не было рекламы, никто не знает, что вы приехали. А я ни капли не жалею. Кому надо, тот пришёл. Мне дороже другое — люди пишут: «Вы мне помогли, вы меня из депрессии вывели» (после концерта к Алексею подошла девушка и сказала: «Я под вашу музыку родила свою дочку»), и это самое главное! А деньги — это неважно. Мы все работаем. А где ещё можно хапнуть такого кайфа? Ну конечно, нам тоже хочется собрать стадион,  — широко улыбается.

Обычная практика музыкантов — записал альбом, дал тур, познакомил поклонников с новыми песнями. Но у башкиров всё с ног на голову: альбом «Импульсы» находится только в разработке, но музыканты уже катают тур в его поддержку.

— Почему «Импульсы» так необычно записывается?

— Нам надоело обычно записываться! — отвечает лидер «Гадов». — Бывает как: долго паришься, создаёшь аранжировки, приезжаешь на концерт, и начинается: а давайте что-нибудь поменяем. Все наши ребята люди творческие, надоело им играть по-старому! Поэтому за полгода тура мы всё отработаем, чтобы никого ничего не раздражало.

Ещё один плюс: мы выпустим диск, а все песни уже на слуху! Тем более, всё равно никто не купит! — смеётся. — Мы планируем выпустить альбом с особой коробочкой, плюс к нему прилагается специальная флешка со всеми альбомами. Скажем — это подведение итогов. И будем высылать тем, кто закажет. Нам предлагают найти деньги на «Импульсы» через попрошайку — http://planeta.ru/ . Может, будем финансировать запись краудфандингом. Всё-таки клипы, диски — это затратно.

Месяц назад наш журналист спросил у Марковникова, исполнят ли «Гады» какую нибудь песню Хоя. Алексей ответил: «Мне предлагали участвовать в кавер-группе, исполняющей песни „Сектор газа“. Но мы хотим рубить свои и надеемся, что они не оставляют равнодушными слушателей! Поэтому мы не исполняем каверы».

В итоге на воронежском концерте звучал «Бомж» в исполнении «Года змеи».

— Расскажи о кавере.

— Когда я впервые услышал Хоя и Цоя, меня стошнило. Это было в 80-е, смотрю телевизор, а там «Ты любишь эти фильмы». Я думаю: ё-моё, что же творится! К «Гражданке» я так же относился, потому что качество звука никакое (правда, им на звук было глубоко плевать). Потом я услышал «Бомжа» под плевалку (ритм-машину). Но она такая душевная. И позже у них еще хорошие песни находил. Потом обнаружил, что у меня тоже хоевские интонации проскакивают, такие некачественные, как у «Ласкового мая». Перед концертом мне стали писать воронежцы, мол, сделайте кавер на «Сектор». Я подумал: раз после «Бомжа» я начал слушать Хоя, то его и исполню.

Помимо новых песен, конечно, прозвучало немало старых добрых хитов, вроде «Секс и рок-н-ролл», «Гарри Поттера». В последнем, правда, появились новые строки:

«Это я пристрелил президента Обаму
Это я написал все песни „Нирваны“…
…Это я полетел в космос вместо собаки,
Это я придушил суку рыжую Псаки…»

— Почему в песне «Гарри Поттер» появились Обама и Псаки?

— Эта идея пришла к нам в поездке. Мы никогда не увлекались политикой… В прошлом году мы съездили на Украину, познакомились с кучей хороших людей из Харькова, Одессы и других городов. А потом всё резко переменилось, и те, кто нас любили, стали ненавидеть. Кто-то из них стал фашистом, кто-то ополченцем. Так я влез во всю эту политику и стал телевизор смотреть. Вот пришла мысль сделать текст более современным. Ну не можем мы быть равнодушными, как бы нас не осуждали за нашу позицию.

— А какая у вас позиция?

— За Россию, за Путина. Все эти политики, президенты, сенаторы конечно, подонки. Но мы в России живём и поэтому патриоты.

— А что думаешь про поступок Макаревича и прочих?

— Так нельзя! Мы в России живём и должны её поддерживать! Мы бы войну не выиграли, если бы так было, если бы все сомневались, если бы не было людей, которые за родину любого порвут. Хотя в итоге рассудит время. Это их позиция, но мне кажется, её можно было выразить мягче. Сейчас от них многие отвернулись — большинство людей-то патриоты! Мне сложно судить, пусть всё останется на их совести.

— Ты действительно веришь, что спасает не любовь, а секс и рок-н-ролл?

— Конечно! Посуди сам: любовь — это сплошной геморрой! От любви люди кричат, ссорятся! А как они мирятся? Правильно: через постель! Это шуточная песня, но там есть и другие строчки, о том, что любовь после смывает всю грязь. Нужно читать между строк.

— Если бы ваша музыка была поездом, то на какую станцию она мчалась?

— На Берлин!

— Почему в Берлин?!

— Надо же отомстить за дедов! — видя моё недоумение, Алексей громко смеётся. — Нас пригласили в Германию. Я и говорю басисту: «Пашка, это наш шанс!».

— А серьёзно, перед кем будете выступать?

— Перед оставшимися фрицами!… Ну, там и наших много. Наших везде много…

Пожалуй, для Марковникова эти самые «наши» — главный ориентир. Отсюда «Мы за Россию, за Путина», отсюда и этот образ «Гадов» — свойских в доску парней. Им не нужно всеобщее признание, главное, чтобы «своим» нравилось.

Некоторые говорят, что за десять лет существования «Год змеи» ничего не добились. Мне кажется, Марковников добился, чего хотел: под его песни люди выходят из депрессии и даже рожают детей. А главное, от его драйва народ рвётся на сцену и устраивает вакханалию. Где ещё можно хапнуть такого кайфа?