В отличие от классического репертуара липецкого драмтеатра, короткая одноактная постановка удивила свежим взглядом модного сегодня постмодернизма. Спектакль похож на слепки сознания, бесконечный поток мыслей, льющихся из юных и встревоженных голов. Один за другим выходят на сцену юноши и девушки, читают текст, который сложно воспринять, орудуя лишь логикой: текст нужно вдыхать всем своим существом, впускать подкожно, ощущать на ассоциативном уровне восприятия. Например:

Синее поднялось и упало.
Острое, тонкое свистнуло и вонзилось, но не проткнуло.
Ухнуло по всем концам!
Густо-коричневое повисло будто навеки.
Будто навеки повисло.
Будто, будто, будто…

И так далее, и тому подобное, льющееся бесконечное море эмоций, ассоциаций, чувств. Это избранные верлибры из «Антологии свободного стиха», составленной Кареном Джангировым. Верлибр по своей структуре находится на грани поэзии и философии, объединяет умствование над смыслом бытия и воздушную лёгкость поэтического высказывания, поэтому, казалось бы, актёру здесь делать нечего: все эмоции уже заключены в строках, в аккуратных разбивках на строчки и монотонном бормотании букв, лишённых рифмы. Однако юноши и девушки, бесконечно переоблачаясь в новые одежды, выходят и выкрикивают в лица зрителям строки стихов, призывая зрителя проснуться, думать вместе с ними, жить на сцене, в череде нескончаемых снов.

Фотография 1 из 7.
Для просмотра галереи нажмите на фото.

Чтения грамотно перекликаются с чудесной пластикой в исполнении четырёх тоненьких девушек и картинками на белых подвижных стендах. Движения девушек завораживают, а гармония языка тела с атмосферой сна погружает зрителя в воздушное состояние невесомости. Отточенность и красота движений девушек позволяют на время забыть о навязчиво звучащем тексте и вернуть приятную лёгкость сна. По словам Ольги Васильевны Добрыниной, режиссера театра, спектакль готовился всего два месяца, а это слишком мало для понимания текста. Возможно, поэтому чувствуется явное превосходство пластики над словом. А быть может, такой эффект возник из-за мозаичности, обрывочности мыслей разных авторов из "Антологии", и единственное, что их объединяет: четыре девочки, безмолвно, но красиво передвигающиеся по сцене…

Но в любом случае спектакль состоялся и получился модным, без морализаторства, сюжетной линии и начала и конца — настоящий живой, играющий, приятный постмодернизм.