За спиной хлопнула пластиковая дверь. Уши начали ласкать нежные звуки флейты. Я вновь в «Болконском». Поднимаюсь наверх по лестнице. Девушка Алина в этот раз играет сольно (на вечере Анастасии Колобовниковой был дуэт из скрипки и флейты). Далее — выставочный зал галереи, наполненный посетителями, рассматривающими картины. Люди вглядываются в изображения, громко разговаривают, некоторые (вновь прибывшие) борются с гардеробом, явно не рассчитанным на такое количество гостей. И среди публики замечаю человека лет пятидесяти, скромно одетого, с рассеянным видом. Это и есть герой вечера — признанный художник Олег Кузин.

Фотография 1 из 10.
Для просмотра галереи нажмите на фото.

В назначенный срок в центр зала выходят хозяин галереи Артур Лавров, его жена Юлия Маевская и художник. Олег всех сдержанно благодарит, а Юлия добавляет:

«Мы очень волновались, снимая работы Вадима Колобовникова со стен и задаваясь вопросом, как будут смотреться тут работы Олега. И были очарованы результатом, чего и вам желаем».

Комментарий художника Олега Кузина:

«Да, было сложно, потому что Колобовников — это современный художник, его работы — такой «облегченный пазл», их много, а галерея тесная. Я думал, как же мои сюда поместятся. У меня ведь такие тяжеленные картины. Мы развесили, и всё равно тут слишком тесно, а картин слишком много. Старались сделать всё сдержанно, ограниченно. Спасает только, что у работ небольшой формат».

Далее речь продолжил хозяин галереи Артур:

«Мы пытались сохранить мудрость, которая в этих работах живет, и максимально возможно её показать. Получилось у нас или нет — судить вам, но в любом случае мы очень старались, и здорово, что эта экспозиция состоялась. Спасибо, что вы пришли!»

После этих слов посетителям было предложены вино, сок и канапе. Не знаю, правы ли были древние, говоря «In vino veritas», но публика заметно оживилась и, разбившись на компании, стала обсуждать представленные нашим глазам работы. Некоторые подходили к художнику, горячо и сердечно поздравляя его.

Картины, выставленные в галерее, произвели на меня сильное впечатление. Это работы, выполненные масляными красками, в классическом стиле, как меня позже заверил автор. Их содержание оказалось двояко: здесь были реалистичные работы и работы абстрактные, а также синтез двух этих стилей. Передать словами всю их силу трудно, это надо видеть своими глазами. Но одна меня зацепила особенно. На этой картине изображены три белых куба на голубом фоне, которые, пересекаясь друг с другом, создают несколько дополнительных прямоугольников. В одном из этих прямоугольников заключен символ, похожий на летящую птицу, при виде которого я сразу вспомнил археоптерикса, в другом — нечто напоминающее соловья в клетке. А три больших прямоугольника подобны бальному залу, в котором люди, как сказал поэт, кружатся в гулкой пустоте. К некоторым картинам прилагались образно изложенные описания, которые, как пояснил Артур, являлись словами «не автора, но человека, близко знакомого с его работами».

Между тем, пока я рассматривал выставку, художника плотно окружили многочисленные друзья, прерывать которых в силу воспитания я не мог. Но, несмотря на это, после всех чествований и обсуждений Олег смог уделить мне немного времени и ответить на пару вопросов.

— Скажите, какое у вас впечатление от презентации?

— Выставка — это всегда испытание. Художник, показывая свои работы, обнажает душу и становится совершенно голым перед зрителем. Но в то же время артист нуждается в публике, а художник и артист — это одно и то же.

— В каком стиле выполнены ваши работы?

— На самом деле это одна из ветвей традиционного направления. Из современных художников … (Олег осёкся) … из нормальных современных художников мало кто работает на холсте маслом. Современные авторы направлены на создание инсталляций и тому подобного. С другой стороны, есть острый вопрос, кого называть художником, ведь большинство называющих себя так не художники вообще.

— Ваше творчество в части работ являет смесь абстрактного с реальным, чем это вызвано?

— Вы знаете, одна работа накладывает отпечаток, появляются новые мысли, ты их переносишь в следующую, одно накладывается на другое. Из одной работы получается совсем другая. Поэтому и создаётся столь сложное сплетение.

— Вы сказали, что «художник на выставке голый». Тяжело ли решиться на выставку?

— У меня только что была выставка в Москве, которая перекочевала сюда, почти все те же самые работы. Так что было сложно каждый месяц выставляться слишком часто, для художника, нужно примерно раз в год.

— А как вас встретила столица?

— Москвичи встретили нормально, так же как и здесь, разве что в Москве публики было меньше.

Я поблагодарил художника и ещё раз взглянул на картину с белыми кубами. Галерея всё ещё шумела. Все бодро обсуждали работы или же просто общались, пили вино, ели канапе и улыбались. А я уходил с ощущением, что в этот вечер мне удалось по-настоящему прикоснуться к искусству.