Эта французская комедия с успехом идет на многих театральных сценах мира уже давно. Ее автор, Марк Камолетти, написал пьесу аж в 1960 году, однако на российских афишах она появляется лишь в последнее время – вероятно, в советском пространстве ее не поставили из идеологических соображений; теперь «Боинг-Боинг» занимает свое место в репертуарах театров.

Недостатка в зрителях не было — еще за 15 минут до начала, я увидела в фойе множество людей. Свободных мест практически не оказалось. В ожидании начала рассматриваю сцену, внимание сразу привлекает декорация — огромная черная рама, заклеенная фотографиями девушек, а в ней — голубое небо в облаках. Но вот спектакль начинается… и на сцену въезжает служанка на роликах (Екатерина Максимова). «Боинг-Боинг» можно отнести к разряду комедий-буфф — действие построено на утрированной комической игре и гротеске. Режиссёр Олег Кузьмищев умело использует эти особенности: нарочитый акцент невест-стюардесс, служанка, сбивающая всё на своем пути, некоторые карикатурные действия и одежда героев. Развитие сюжета вполне предсказуемо, как и в большинстве подобных пьес: парижский архитектор Бернар (Арсен Казарян) заводит роман сразу с тремя стюардессами разных авиалиний («American Airline», «Air France» и «Lufthansa»), рассчитав так, чтобы они не встретились друг с другом. Однако неожиданно «железобетонное», по выражению Бернара, расписание меняется из-за погодных условий – и он попадает в щекотливую ситуацию, ведь все три девушки как снег на голову нагрянули к нему, вернее, к себе домой. Помогает скрыть невест друг от друга школьный приятель героя Роббер Кастен (Валерий Брыксин).

Разночтений с оригинальным текстом немного, в связи с этим можно выделить режиссерское видение образа Робера. Он предстает перед нами в виде простоватого провинциала, вначале одетого как заправский походник, с бородой и даже с топором, которым периодически пугает Бернара, служанку Берту и зрителей. В пьесе указано лишь, что он был с портфелем и зонтиком. Тем неожиданней выглядит его последующее преображение: Кастен появляется в брюках и рубашке, а борода исчезает. Также есть некоторые детали, намекающие на современность происходящего: вместо телефонного звонка слышится звук скайпа, а вся сцена представляет собой компьютерный экран, покрытие — клавиатура, два стула — отдельные клавиши и компьютерная мышь. Хореографии в спектакле практически нет, зато музыкальное сопровождение в нужный момент оттеняло действие (например, появление невест в доме).

В спектакле не найдешь глубоких размышлений или тонкой иронии и горькой злободневной сатиры – это классическая комедия положений, и значит, добро пожаловать всем тем, кто хочет от души повеселиться. Смех в зале, между прочим, не смолкал. А если зритель смеется над комедией, значит, главная задача режиссера и актеров выполнена!

Фото с сайта «Смоленской газеты».