Всем было интересно посмотреть как Сэм Рэйми — режиссер оного творения — воплотит в 3D одну из любимых всеми сказок. На роль главного героя Оскара Диггса рассматривались Роберт Дауни-младший и Джонни Депп, но досталась она Джеймсу Франко. Ему составили компанию Мила Кунис, Мишель Уильямс и Рейчел Вайс.

Сюжет фильма соответствует оригиналу. Незадачливого фокусника без ярко проявленных способностей, но весьма честолюбивого, да к тому же еще лживого, жадного и безалаберного, ураганом заносит из Канзаса в волшебную страну Оз. И тут же ему выпадает удача стать королем вышеупомянутой страны, со всеми вытекающими приятными последствиями. Информацию о том, что за эту привилегию ему придётся бороться с ведьмами и спасать сказочный народ от гибели, он пропускает мимо ушей. Вот тут-то и задумано самое интересное: Озу не единожды предстоит встретиться лицом к лицу со злом. И в себе в том числе. Таков сюжет. Его воплощение и развитие любопытно было посмотреть на большом экране.

Из двух определений, присутствующих в названии фильма, к данной киноленте, к сожалению, подходит только второе.

И вот почему. Во-первых, в фильме полным-полно нелогичного и вовсе не потому, что это сказка. Нелогична сама картина. Первый пример — побег Оза из цирка. Возможно, в книге и описывается кто этот странный полуголый человек, кровожадно гоняющийся за фокусником, преследуя цель лишить его жизни, но в фильме он взялся внезапно, и чем уж ему так насолил Оз, совершенно непонятно. Еще пример — что забыла добрая ведьма Глинда на кладбище? И с какой целью она оставила свою волшебную палочку — главное оружие — преспокойненько лежать на камне, а сама ушла открывать кладбищенские ворота? Явное «притягивание за уши», и так на каждом шагу.

Также было весьма неприятно наблюдать несоответствие светового и цветового решения каким-либо законам природы, сдобренное небрежной «вклеенностью» персонажей фильма в общую картину «мира».

Далее еще много вопросов: почему колеса кареты крутятся противоположно движению, почему предметы движутся вне зависимости от направления ветра?

Конечно, можно объяснить это сказочностью сюжета — мол, такая задумка. Ничего не поделаешь, сегодня это очень уж модно. Но если весь фильм — такая наивная прекрасная детская сказка, тогда почему ведьма Теодора носит кожаные обтягивающие брючки и ведет себя как крольчиха Джессика из анимационного фильма «Кто подставил кролика Роджера»? Кстати, этот момент рьяно обсуждали дети лет двенадцати, сидящие за моей спиной. Их больше волновала не сказочность момента, а попа героини, мелькающая на переднем плане. У меня в этой связи отдельный вопрос: если то, что нам предлагали на экране, сказка, то причем тут сексуальный подтекст? На мой взгляд, для этого существует отдельный жанр, и почему создатели большинства современных фильмов не желают отделять мух от котлет, совершенно непонятно.

Да, еще пару слов о героях.

Мила Кунис, как раз исполнявшая роль Теодоры, имела подозрительное сходство с Моникой Беллучи, а Джеймс Франко –- он же Оскар Диггс или просто Оз — и вовсе оказался смесью Джима Керри и Орландо Блума.

Интересно, это тоже режиссерский замысел? А еще неприятно удивляла все два часа просмотра предсказуемость сюжета. И не в том смысле, что была очевидна победа добра над злом, а именно предсказуемость действий героев: сейчас из-за зарослей появится ведьма, а вот сейчас герой оглянется, тут –- прыгнет со скалы, а здесь –- заплачет, а сейчас скажет то-то и то-то.

А вот «высоких» и добрых моментов, даже штампованных, в фильме оказалось маловато.

Если честно, я вообще, не очень поняла основную идею: жил-был фокусник-обманщик, попал в сказку, гонялся за девушками и богатством, а потом «перевоспитался» и, использовав свои аферы, победил злых ведьм? Идея недурна, исполнение страдает. Единственное, что было интересно наблюдать, так это финальную битву двух ведьм. Но не из жажды крови и низменного желания насладится зрелищем драки двух женщин –- это-то как раз неприятный и вызывающий отвращение момент. А удивила именно актуальность вопроса: женщины «на передовой», они борются со злом, сражаются за трон, пока мужчина сидит в карете, чешет языком и создает иллюзию волшебства. Окончательная феминизация общества отражена предельно понятно. Да, кстати, бой был очень уж похож на бой Сарумана и Гэндальфа из всеми любимого «Властелина колец». Но здесь уж придираться не стоит –- бои все, в сущности одинаковые. А вот сцену после боя можно было бы придумать и получше, как-никак финал. Но здесь создатели фильма и вовсе «сели в лужу». Ни тебе волнующих моментов, ни умильных сцен, ни ощущения победы, ни торжества любви. Ничего. Два часа сплошного «ничего».