Липецкий драматический театр — одно из любимых мест культурного отдыха жителей нашего города. В этом можно убедиться, придя на любой спектакль: пустого зала вы точно не увидите. Принято считать (уж не знаю, почему и откуда взялся этот стереотип), что театр посещают только те, кому «за»: за пятьдесят, за сорок пять, ну, в крайнем случае, за тридцать — мол, молодёжь в театре не увидишь. К счастью, это неправда. В театре можно встретить самую разную публику, начиная от подростков двенадцати-тринадцати лет и заканчивая… Нет, наверное, не заканчивая — уж очень разные люди: порой встретишь пожилого джентльмена лет так шестидесяти, а иногда оказываешься сидящей рядом с дамой в строгом длинном платье, у которой уже двенадцать внуков и четыре правнучки…

Конечно, на театральные постановки чаще ходят люди, перешагнувшие тридцатилетний порог, — это ни для кого не секрет. И всем нам хотелось бы видеть в театре юных зрителей, тем более, что театр — одна из многих частей, составляющих культуру личности. Именно поэтому Липецким драматическим театром было принято решение о создании «Театральных четвергов». Проводятся они для учащихся города и области и состоят из классических спектаклей и постановок по пьесам современных авторов, целью которых является формирование нравственных идеалов подрастающего поколения.

В один из четвергов я решила отдохнуть от будничной суеты и в очередной раз прикоснуться к русской классической литературе. Именно поэтому мой выбор пал на спектакль художественного руководителя театра Геннадия Балабаева и московского режиссёра по пластике Владимира Беляйкина «Натали» (по одноимённому рассказу Ивана Бунина). И, знаете, я нисколько не пожалела.


…У входа толпятся зрители: вот-вот раздастся третий звонок. Постепенно все занимают свои места, гаснет свет, и на нас, зрителей, надвигается самый настоящий поезд. Ни у кого нет никаких сомнений в том, что это действительно поезд — настолько реалистична картина. На сцене появляется Виталий Мещерский (Александр Малахов), приехавший к дяде за «любовными встречами». Всё, как у Бунина: в доме Виталия встречает Соня (Александра Иванцова), и герой взаправду любуется ей, надеясь на продолжение их «романа». Но на следующий день Соня знакомит его с Натали (Екатерина Мордовцева), и Виталий обретает второе чувство, теперь уже к Натали («…за что так наказал меня Бог, за что дал сразу две любви, такие разные и такие страстные, такую мучительную красоту обожания Натали и такое телесное упоение Соней»).

Сюжет оригинального произведения не изменён, но, благодаря режиссёрским ходам (например, площадкой для актёров была не только сцена, но и зрительный зал), всё происходящее воспринимается зрителями легче.

Условно спектакль можно разделить на три части. В первой происходит знакомство зрителей с героями постановки, а так же случается судьбоносная встреча Виталия с Натали. Эта часть проста для восприятия и понятна абсолютно всем. Главный герой запутывается в своих отношениях с Соней, к которой испытывает временное влечение, и Натали, в которую влюбляется с первого взгляда. В конце первой части Виталий, застигнутый Натали в объятиях Сони, уже точно знает, что любит только Натали.

Вторая часть спектакля, на мой взгляд, самая эмоционально насыщенная. Она коренным образом отличается от первой: в ней почти нет слов, а мучения главного героя показаны с помощью танца. Снова прибытие поезда. Вот только обстановка для главного героя совсем другая: его никто не встречает, и, кажется, даже природа не рада приезду путника. По сюжету Виталий оказывается на балу, где видит Натали и её мужа, Алексея Мещерского. Мещерский, заметив Виталия, и, вероятно, узнав о его любви к Натали скажет, а точнее, крикнет, заглушая музыку, единственное в этом эпизоде слово «Моё!», увлекая за собой свою жену. И снова всё закружится в танце, но Виталию не до этого. Сначала в буфете, а затем и в номере гостиницы он пытается заглушить внутреннюю боль сначала шампанским, затем коньяком. Вот только не получается… Всё это время главный герой находится в круговерти танцевальных па, он со всеми, но один: его движения не похожи на движения всех остальных. К слову, танец весьма необычен и непривычен: он очень ершистый, колкий; движения героя точные и острые. По-моему, это самый лучший способ передать те внутренние чувства, которые испытывает Виталий.

Третья часть возвращает зрителей к тому, о чём говорилось в первой части. Танец сменяется на разговор Виталия и Натали, но только вот разговор у них уже не такой, как раньше. Перед нами не молодые счастливые влюблённые, а два человека, вдоволь настрадавшиеся от своей любви, осознавшие все свои ошибки, и понимающие, что изменить уже ничего нельзя.

Спектакль сделан как нельзя лучше: ничего лишнего, ничего придуманного. Декорации — только самые нужные: плетёная мебель, неровные полотна, символизирующие ветви деревьев около реки, начищенный самовар. Музыка также подобрана тщательно: пение птиц, музыка для танца, песня в кабаке под расстроенные гитары, — всё это к месту, всё хорошо от начала и до конца.

Зажигается свет и зрители привычно спешат по домам. Но вот мне не хочется никуда спешить — ещё так много времени до важных решений, до судьбоносного (кто знает?) выбора. Есть время подумать и осмыслить всё то, что было на сцене. Потому что (не обязательно в отношениях — в любой сфере) часто приходится выбирать. И зачастую стоишь и думаешь, что же выбрать, считаешь все плюсы и минусы… Да только тщетно. Вся эта логика, математика, все эти факты — они действуют до поры-до времени. Потому что есть такие вещи, которые не поддаются никаким объяснениям, которые нельзя сосчитать, вычислить или доказать.


Фотоматериалы взяты с сайта Липецкого драматического театра