— «Кармен иначе» в России не ставилась никогда, — комментирует Анна. — Поэтому премьера в Липецке имеет большое значение для страны. После двух европейских премьер в Румынии и Париже третья состоялась в России. И первооткрыватель — Липецкий драматический театр.

По словам режиссёра, аспекты человеческих взаимоотношений, которые подняты в пьесе, остаются актуальными и сегодня: «Люди будут любить, люди будут предавать, люди будут жертвовать друг другом и собой, чтобы быть счастливыми».

— У нас Кармен — это не свободолюбивая женщина, которая сама решает, с кем ей спать, как у Мериме. — Поделилась своими размышлениями Анна Фекета. — В нашей постановке это человек затравленный, который никогда не видел любви в жизни. Человек, который знал только агрессию, насилие, пошлость. Нашу Кармен использовали всегда как тело. И тут она первый раз в жизни встречает мужчину, который спрашивает о её желаниях и о том, как она живёт. Ему не интересно, сколько стоит ночь с ней, он её жалеет, понимает и помогает. Для героини это, конечно, открытие, таких людей она никогда не видела. Поэтому Кармен жертвует своей жизнью ради этого человека…

— Вот, взяли и рассказали, чем закончится! — прерывает рассказ режиссёра актёр Александр Сущик, исполняющий роль капитана Цуниги.

Анна Фекета смеётся и продолжает:

— И финал у нас совершенно другой, не такой, как у Мериме. Но это, конечно, заслуга Дмитрия Минченко.

Нашей главной задачей было оправдать героиню, разобраться, почему она это делает, почему она ломает судьбы людей — оправдать её, как адвокаты.
Мы решили показать Кармен нормальной женщиной. А в нормальной женщине есть всё: и стерва, и мягкий котёнок, и жёсткая, агрессивная сторона, и эротичная. Есть и мать. Женщина — это палитра, это огромный спектр разных эмоций и ощущений. Вот такая Кармен.

По словам Анны, никто не останется равнодушным к спектаклю: «Кого-то в плюс, кого-то в минус, но он зацепит каждого!»

— Эх, хорошо, что категория 18+, — замечает кто-то из актёров.

— Да можно уже и +16, — отвечает худ. рук. Геннадий Балабаев. — Дети в Интернете, по-моему, с 12 лет лазают…

— Да у нас там всё совершенно невинно…

— Одно дело на какие сайты лазают, а другое — как они будут это воспринимать?!

— У нас всё прилично… Нет ничего такого! — не соглашается худ. рук.

— Тут дело не в приличии. Дело в том, что он — тяжёлый! — вмешивается в разговор одна из исполнительниц роли Кармен Александра Иванцова. — Эмоционально воспринимать его тяжело.

— Ну, давай, давай… Сцены-то всё равно есть, — слышен робкий голос второй исполнительницы Марии Пропастиной.

— Какие? — удивленно спрашивает мужской коллектив.

— Тогда «Ромео и Джульетту» вообще надо в категорию 20+! — голос худ.рука забивает препирательства актёров. — Тем более, у нас нет секса, у нас есть эротика, всё красиво!

Этот оживленный разговор в актёрской среде подтверждает сложность и неоднозначность пьесы. И к уже озвученным вопросам добавляет новые. В самом деле, с какого возраста можно рекомендовать спектакль, в котором показаны безответная слепая любовь, предательство, месть, алчность, жажда наживы? В котором молодой, девственно чистый боец-миротворец не в состоянии справиться со своей страстью и бросается во все тяжкие? В котором миротворческий контингент совсем не миротворческий? Улица и Интернет или театр ответят на те вопросы, на которые не захотели отвечать родители.