Инди-группы в нашем городе ранее выступали только с сольными концертами. Однако в прошлую пятницу, 31 января, в Липецке впервые на одной сцене собрались несколько коллективов, играющих независимую музыку. Произошло это в клубе «Гриль-хаус» в рамках инди-фестиваля, организованного компанией Izolenta.

Первыми на сцену вышли воронежские ребята из группы «L'VO». Они существуют не очень давно, всего лишь с марта прошлого года, но вскоре музыканты уже планируют выпустить первый EP. Пока же ребята успешно справляются с живыми выступлениями. На смену им пришли наши земляки «Martial Vox», играющие мрачный пост-панк.

И завершили эстафету гости из Москвы «The Riots». На их счету множество выступлений в России и Европе, признание журнала «Rolling Stone» и звание «самой британской группы в России». Московские мастера бритпопа поделились с «Культурным сайтиком» своими размышлениями об инди-музыке и рассказали об отличии английской публики от русской.

— Ваша группа образовалась довольно недавно, в 2009 году.

— Да, в формате «The Riots» мы существуем с 2009 года, но группу мы собрали ещё в 2003. Тогда мы пытались играть брит-поп. Потом поехали в Англию, и деятельность группы на какое-то время остановилась. По возвращении мы решили вновь собраться, но уже в несколько ином качестве. Мы несколько видоизменили направление, обратились больше к корням британской музыки, поменяли состав. В новом составе мы перебрались в Москву, где смогли добиться популярности. Сейчас положение вещей в группе нам очень нравится, и нам бы не хотелось ничего менять.

Фотография 1 из 6.
Для просмотра галереи нажмите на фото.

— Что вам дала поездка в Англию в творческом плане?

— Погружение в атмосферу. Мы пытались не ограничиваться общением лишь с восточноевропейскими сообществами. Наоборот, мы стремились понять натуру англичан, их культуру. Мы многое узнали об уличной жизни, о слэнге, о молодёжных субкультурах — не только современных, но и существовавших раньше. Всё это, конечно, нашло отражение в нашем творчестве, помогло нам лучше понять то, что мы делаем.

— Чем английская аудитория, которая ходит на подобные сегодняшнему концерты, отличается от русской?

— В первую очередь, отличие в возрасте. В Англии многие люди росли на бритпопе. Там на концерты ходит множество мужчин и женщин, которые хотят услышать то, что они слушали в молодости.

Во-вторых, у английской публики взаимодействия с музыкантами гораздо больше. Они активнее. Русская публика довольно скованная, даже в Москве.

В Европе мы собираем много людей, которым просто интересна наша музыка, которые хотят услышать нас. В отличие от России, где на концерты ходят друзья музыкантов, друзья друзей и так далее.

— В России концерты бритпоповых групп посещает довольно узкоспецифичная прослойка молодёжи, которая доросла до такой музыки. А в Англии бритпоп — это массовая культура?

— Это нельзя назвать массовой или не массовой культурой. Это просто хорошая музыка, и давать ей такое определение неправильно. Там на группы, играющие бритпоп, приходят абсолютно разные люди из разных социальных слоёв.

— Мероприятие, на котором вы сегодня выступаете, заявлено как инди-фестиваль. Инди-музыка на данный момент, наверное, самое модное направление в России.

— Нет, я так не думаю. Начнём с того, что понятие инди-музыки сейчас очень размыто. Инди, то есть независимая музыка, появилось как чистое течение в 40-е. Тогда, например, были люди, которые ездили с диктофоном по деревням и записывали местных музыкантов. А сейчас словом «инди» можно назвать всё. Организаторы сегодняшнего концерта в понятие «инди» вкладывали именно то первое понимание инди-музыки, только попавшей в Россию. Это гитарные композиции, которые играли в Англии в конце 70-х — начале 80-х. Сегодня на фестивале будет показано разнообразие британского саунда той поры.

А то инди, которое модно сейчас — индитроника и всё остальное, что любят хипстеры — это нам совершенно не интересно. То, каким было инди изначально, и то, что сегодня называют инди, — это два совершенно разных понятия.

Инди всегда было подпольем. А сейчас появились люди, которые в среде музыки диктуют определённые правила, решают, как это должно выглядеть. Это противоречит изначальному понятию подпольности и независимости. Инди не может быть массовым, но оно стало массовым.

— Ваше название переводится как «беспорядки» или «бунты». Однако ваша музыка совсем не выглядит протестной.

— Мы протестуем против серости, будничности, отсутствия индивидуальности. Политической подоплёки в нашей музыке нет.


К сожалению, в Липецке на инди-концерты ходит немногочисленная публика. Вот и в «Гриль-Хаусе» собралось не очень много людей, зато — людей точно не случайных. Впрочем, возможно именно так и должно выглядеть подполье.